Оттепель

Автор: Ассиди

Фандом: Дж. Мартин «Песнь льда и пламени»

Персонажи: Джон Сноу, Мелисандра

Рейтинг: G

Категория: Джен

Жанр: Юмор

Посвящение: Питерской погоде посвящается

Написано: 15 декабря 2016 года

Зима близко. Зима практически настала. На Стене уж точно настала. И вдруг — оттепель, к которой Джон Сноу и другие дозорные совершенно не привыкли.

— Сноу, — громко крикнул ворон. — Сноу!

— Ну хоть бы ты не издевался! — пробурчал Джон Сноу, пытаясь обойти лужу, занявшую почти половину двора.

Глубина лужи на глаз не определялась, и Джону уже доложили, что Пестряк ловил в ней рыбу. Этому он не удивился, вот если бы поймал — другое дело. Обойти лужу можно было по краю, вплотную к стене, но там поджидала другая опасность — облепившие крышу сосульки. С них обильно капало, а одна, сорвавшись с крыши, чуть не пришибла Трехпалого Хобба. Джон не то, чтобы совсем не боялся смерти, но смерть от упавшего на голову куска льда в его планы точно не входила.

— Сноу! — повторил ворон.

— Да отстань ты! — отмахнулся Джон и пошел напрямик через двор. То есть через лужу.

Ноги тут же почувствовали предательскую течь в сапогах. Носки у Джона не высохли еще со вчерашнего дня и до завтрашнего теперь точно не высохнут. Просить Скорбного Эдда их посушить на печке Джон стеснялся — носки вязала Игрид из вычесанной с Призрака шерсти, и украсила сердечками из волосков с бороды Тормунда. Лорду-Командующему Ночного Дозора такая расцветка никак не подходила. А красить в черный было жалко.

Нога попала в яму, и Джон набрал полный сапог воды.

— Чтобы тебя Иные взяли! — не удержался он.

— Думаешь, Иным придутся впору твои сапоги? — поинтересовался Пип, выглядывая из окна. На улицу выходить он не спешил.

— Иные ног никогда не промачивают! — огрызнулся Джон. — Они приносят с собой холод, или же холод приносит с собой их — неважно, главное при них оттепели никогда не бывает!

Пип сделал задумчивое лицо и исчез из окна. Джон кое-как доковылял до крыльца, снял с ноги сапог и стал трясти, выливая воду. На конспирацию ему уже было наплевать.

Зима в Северных Землях всегда наступала раньше, чем во всем Вестеросе. И, один раз утвердившись морозами и снегом, уже никому не уступала места. Ложная весна могла случиться где угодно — только не у Стены. Дождей посреди зимы, растаявшего снега, грязи и слякоти на месте зимних дорог здесь отродясь не было. К Стене лучше было не подходить — с нее капало. Со стен Черного Замка тоже капало, а под ногами хлюпало. Разведчики отказались выходить на разведку, потому что пешком по грязи пройти было невозможно, а лыжи не ехали. Одичалые сказали: «А мы пойдем на Север!» и дружно куда-то ушли. Но явно не на Север, ибо чтобы попасть за Стену, надо было открыть ворота, а они увязли в грязи и не открывались.

Ком мокрого снега свалился с крыши и со звонким шлепком упал на голову Лорда-Командующего. Тот от неожиданности выронил сапог, который с громким бульканьем ушел на дно лужи.

Из ближайшего окна высунулась голова и ехидно спросила:

— Зима близко, лорд Сноу?

Джон, занятый ловлей обуви в мутной воде, не успел заметить, чья это была голова — она очень быстро убралась обратно.

— Зима близко, — пробормотал он, шаря рукой в луже, — ну и где она, ваша зима? Про оттепель в девизе Старков ничего не говорилось!

Наконец Джон нашарил сапог и только стал его медленно вытаскивать из воды, как раздался мелодичный голос Мелисандры:

— Лорд Сноу, с вами можно поговорить?

Джон, мокрый и всклокоченный, вскочил с крыльца, с трудом удерживая равновесие на одной ноге. Полный воды сапог тянул вниз и норовил выскользнуть из рук и утонуть снова.

— Опять вы! — Джон не сдержал раздражения.

Мелисандре оттепель была нипочем, в своем неизменном красном платье она выглядела королевой лета, непонятно что забывшей в зимней слякоти севера. Она даже не накинула плащ, как будто на нее не капала сверху ледяная вода. А может, и правда не капала? Платье было абсолютно сухим, как и волосы Мелисандры. Джону подумалось, что наверняка и ноги у нее не промокли.

— Джон, ты чем-то недоволен?

Джон, поняв, что промокнуть дальше уже некуда, снял с себя носок. И второй сапог заодно. Засунул носки в сапоги и в таком виде предстал перед Красной Женщиной — по сапогу в каждой руке, мокрые всклокоченные волосы, с плаща капает.

— А вы довольны? Увидели, что получается из сочетания льда и пламени? До вашего прихода такого безобразия не только на Стене, даже в Винтерфеле не было!

Мелисандра развела руками.

— Есть только два полюса — свет и тьма, между ними никаких промежуточных оттенков. Только две стороны и надо выбрать одну.

Джон тоже хотел развести руками, но с мокрыми сапогами это было крайне неудобно.

— Тогда как же называется то, что сейчас происходит? Зима перестала быть зимой, но в лето от этого не превратилась! Это как раз и есть нелюбимый вами оттенок!

— Это борьба Света с Тьмой, — осторожно начала Мелисандра, но Джон не дал ей произнести еще одну торжественную речь.

— C Тьмой боремся тут мы! А какая может быть борьба с Тьмой, если, простите, за шиворот капает!

В подтверждение слов Джона, за шиворот ему действительно что-то капало. Даже не то что капало — лилось. Забыв, что держит в руке сапог, Джон поднял руку к затылку, смахивая воду. Сапог предсказуемо упал в воду и затонул. Разумеется, это был не тот сапог, что утонул несколько минут назад.

— Лучше нормальная зима, а не этот... промежуточный оттенок!

По выражению лица Лорда-Командующего было понятно, что во фразе он пропустил пару слов. Или больше. Мелисандра, несмотря на все свои колдовские способности, была дамой, а при дамах Джон Сноу всегда сдерживал выражения.

— Но сейчас ведь не так холодно? — робко предположила Мелисандра.

Судя по ее виду, ей не было холодно никогда.

— Зато мокро, — мрачно произнес Джон.

Сверху послышался треск ломающегося льда и Джон едва успел отскочить от рухнувшей на крыльцо сосульки. При этом он выронил и второй сапог, который немедленно затонул рядом с первым.

На какой-то миг Мелисандра потеряла торжественное выражение лица и слегка улыбнулась, что Джон счел за насмешку и немедленно бросился в атаку:

— Зима — это нечто твердое и определенное! Это снег, по которому можно ходить на лыжах и ездить на санях! Это мороз, от которого спасают меховые плащи! Мы знаем, как выжить зимой! А как бороться с этой оттепелью, мы не знаем! Я не рыба и не кракен, я плавать не собираюсь!

Возразить на это было нечего. Джон действительно не имел отношения ни к роду Талли, ни к роду Грейджоев. Хотя вряд ли у Робба или у Теона оттепель вызвала бы большой энтузиазм.

Тем не менее Мелисандра не привыкла оставлять последнее слово за кем-то другим. Она открыла рот, еще не зная, что скажет... но вдруг почувствовала легкое дуновение ледяного ветра.

— Что?.. — хотела спросить она, но умолкла, глядя в дальний конец двора с расширенными от испуга глазами.

Джон посмотрел в ту же сторону и увидел Белого Ходока. Самого натурального Белого Ходока — глаза синие, руки белые, все, как в страшных сказках старой Нэн. Рядом стоял Пип с обсидиановым кинжалом в руках и ухмылялся.

Мелисандра быстро-быстро моргала глазами, все остальное почему-то не двигалось. Джон пришел в себя быстрее:

— Убивай его! Что стоишь? Подавайте три сигнала!

— Спокойно, — лениво ответил Пип, — он ничего нам не сделает. Кроме зимы.

Лужа на дворе быстро затягивалась тонким льдом, с крыши прекратило капать, а с неба начали падать первые снежинки. Джон вспомнил, что он босиком, и, схватив Мелисандру за руку, поспешил в трапезную — пить горячее вино и греться.

Зал потихоньку наполнялся братьями Ночного Дозора — запорошенными снегом и совершенно счастливыми. Мелисандра так и не оправилась от потрясения и сидела молча, открывая рот только для того, чтобы глотнуть вина или проглотить кусок жаркого. Джон ловил на себе благодарные взгляды братьев, которых проповеди Мелисандра достали ненамного меньше, чем его самого.

— Ну, теперь можно и на лыжах пройти, — говорили за столом.

— Наконец-то снег! Не будет этой проклятой слякоти!

— Кожаные сапоги, подбитые мехом, хорошо от холода защищают, а от воды что? И не придумаешь, из чего обувь сделать, чтобы не промокала!

Сэм поднял глаза от тарелки и тихо произнес:

— Я читал в старых книгах, что в древней Валирии изобрели непромокаемые сапоги, но секрет изготовления не сохранился.

— Вот так всегда, — уныло проговорил Скорбный Эдд, — чего ни хватишься, того и нету. Валирии нет, непромокаемых сапог нету...

— А зачем тебе непромокаемые сапоги, если снегу навалило? — осадил его Джон Сноу. — Чем ворчать, нашел бы самые обычные сапоги, мои утонули.

— Сноу! — радостно прокричал ворон. — Сноу!

Дверь открылась и ввалился белый от снега Пип. В одной руке он держал обсидиановый кинжал, другой смахивал снег с черного плаща.

— А где?.. — начал Джон Сноу.

Пип понял его с полуслова.

— Уже нигде. Ходок сделал свое дело, Ходок ушел. А если снова будет оттепель, — с этими словами он поглядел на Мелисандру, — за Стеной их много!

Джон кивнул. И окликнул Эдда, уже собирающего идти за новыми сапогами для Лорда-Командующего:

— Топор заодно захвати!

Эдд кивнул, даже не спросив, зачем Джону понадобился топор. А как еще достать из-под толстого слоя льда затонувшие сапоги? Тут без топора никак.

Оставить комментарий

Поля, отмеченные * являются обязательными.





Город, где проводится ЗилантКон