Девочка и Искажение

Автор: Ассиди

Фандом: Дж.Р.Р.Толкин «Арда и Средиземье»

Персонажи: Финвэ/Мириэль

Рейтинг: G

Категория: Джен

Жанр: Драма Пропущенная сцена

Примечание: Написано на фест ко дню рождения Профессора на JRRT фан-фесте.

Написано: 27 декабря 2012 года

Сделать из эльфов орков Мелькору недостаточно. Он хочет не ломать, а тонко исказить историю квэнди. Вопрос - как?

Девочка шла по лесу. Нечасто ей приходилось забираться так далеко даже в сопровождении взрослых, а в одиночку она еще ни разу не отходила от озера. Надо ли говорить, что такое положение дел ей скоро надоело? Она не из тех, кто довольствуется малым, кто может бесконечно созерцать в воде отражение одних и тех же звезд. Ей хотелось поймать звездный узор в переплетенье ветвей деревьев, и каждый раз — разный. И поэтому она уходила все дальше и дальше от Куивиэнэн, так что уже не было видно блеска звездного света на воде и не слышно голосов. Она не боялась. Кого бояться? Черного Всадника? Он давно не появлялся поблизости. С тех пор, как квэнди повстречались с всадником на белом коне, страшный черный всадник больше не появлялся и никто больше не пропадал. А значит, ничто не препятствовало исследованию окрестностей. Разве что взрослые... но они всегда беспокоятся за детей. Можно было попросить кого-нибудь из взрослых сопровождать ее, но девочке хотелось побыть одной. Так лес, и звезды, и сплетение ветвей принадлежали только ей. И видела она только то, что хотела увидеть сама, а не то, что показывают.


Тот, кого называли Черным Всадником, действительно, больше не пугал квэнди и не похищал их. Он добился, чего хотел, он получил существ, покорных его власти... и вместе с тем понял, что хотел он вовсе не этого. Он хотел сотворить свой народ, а не исказить до неузнаваемости чужой. А если уж искажать, то изящно, не ломать и собирать осколки, а потихоньку вплетать свои нити в чужой узор. На заре творения Мира Мелькор привык разрушать горы и перекраивать очертания континентов, а мирроанви были куда более хрупкими созданиями, чем земная твердь. Следовало действовать аккуратнее. Как он жалел сейчас, что увлекшись своей музыкой, невнимательно прислушивался к темам, вводимым в Музыку Творения Илуватара! Заглушить ее оказалось невозможно, перебить тоже, но вот исказить... Найти самую тонкую ниточку, потянуть за нее... что Он там говорил насчет того, что все — лишь часть целого? Вспомнить бы еще смысл этого целого, его мелодию, и на чем эта мелодия построена. Ведь история Детей Илуватара только начинается, и кто-то должен сыграть в ней главную роль. Найти их не так уж и сложно — уж кого-кого, а будущих властителей эльфов угадать он мог. Но ведь они не покидали берега Куивиэнэн, а показываться там он не хотел, особенно после того, как Валар обнаружили квэнди. Даже если удастся выманить кого-то из вождей, сохранит ли он потом свой авторитет? Сейчас еще можно заменить одного другим, это позже, когда нити судеб переплетутся в плотную ткань истории, будет невозможно. Когда история только начинается, ее легко исказить. Знать бы как...


Девочка остановилась на невысоком холме, на полянке в окружении сосен. Поляна была усеяна мелкими белыми цветочками, словно бы отражением звезд, но не в прозрачной глади озера, а в зеленом покрове травы. Девочка встала в центре поляны и в порыве радости несколько раз покружилась на месте. Звезды закружились вместе с ней. Она захлопала в ладоши. Если бы можно было как-то сохранить звездный узор, чтобы показать его другим! Да не просто сохранить — переделать по-своему. Сплести узор звезд с узором ветвей, на темном фоне, и чтобы это все светилось... Хотя бы отраженным от звезд светом. Она стала медленно обходить полянку, глядя на звезды и придумывая все новые и новые узоры. Как запечатлеть, она пока что еще не решила. Пока что было достаточно смотреть и запоминать. Не то, чтобы она устала от других квэнди, но в одиночку думалось легче. В какой-то момент ей почудилось чье-то присутствие, неужели ее отправились искать и нашли? Она внимательно оглянулась по сторонам, прислушалась... нет, показалось. Никого здесь нет, кроме нее. Только деревья и звезды. Она погладила высокую сосну по шершавому стволу и тихонько рассмеялась. Уходить не хотелось. И не хотелось думать о том, что ее могут начать искать. Она почувствует беспокойство родных и вернется. А пока что будет любоваться звездами и думать о серебряных ветвях деревьев на фоне черного неба.


Мелькор с досадой наблюдал за девочкой. Стоило кому-то из квэнди покинуть безопасное озеро — и это оказалась девчонка! Зачем ему девчонка, из нее даже орка приличного не сделаешь. Да и не нужны ему орки, их уже достаточно и они множатся сами, без его помощи. Как через девчонку можно повлиять на историю? Разве что кто из вождей отправится ее искать... Нет, это не решение. В одиночку больше никто не пойдет, еще и Валар на помощь призовут, а сталкиваться с Валар не хотелось. Что еще можно сделать с девчонкой? Напугать жуткими видениями, чтобы она рассказала всем остальным? Они и так уже напуганы, только глупые дети способны уйти от озера в одиночку. Или же не напугать, а предложить что-то, что реально можно воплотить? О чем она грезит? Об узорах непонятно чего непонятно на чем? Нет, это не то, чего бы он хотел... Отпустить ее, не заметить? Нет, он не может просто так ее отпустить, раз она попалась! И просто так убить тоже не может! Потеря еще одного, когда пропали многие, пройдет незамеченной. Но что-то надо было сделать, и он стал окутывать поляну чарами, очень слабыми и почти незаметными для квэнди.


Что-то изменилось, она не сразу осознала, и даже осознав, не испугалась. То, что она представляла в своем воображении, теперь виделось ей так ясно, как будто было бы перед глазами. Но ведь в этом нет ничего необычного, правда? Это как сон, только наяву. Серебряные ветви деревьев на фоне черного неба, некоторые из них столь тонки, что не могут существовать в реальности. И они светятся, как звезды, тем же ярким серебряным, золотым и голубоватым светом. Девочка знала, что она находится в лесу, на поляне среди холмов, и даже могла видеть эту поляну сквозь явившуюся ей картинку. Как будто она была отдельно... как будто ее можно было взять в руки... Разве можно небо взять в руки? Нет, это уже не небо, это что-то другое, его отражение, сделанное ее руками. Как? Она потом придумает как. Она придумает что-то новое, доселе неведомое квэнди, ведь они все пока еще в начале пути.


Ее спохватились не сразу. И не сразу начали беспокоиться. Давно уже никто не пропадал, а если и уходил, то вскоре возвращался, и девочку тоже ожидали в ближайшее время. Но она не вернулась. Финвэ и Эльвэ с еще дюжиной квэнди отправились на поиски, но девочку не нашли. Ее следы обрывались в глубине леса, не то она сама отгородилась чарами, не то это сделал кто-то намного сильнее них... Финвэ склонялся ко второму. Они уже сталкивались с подобным, когда кто-то точно так же уходил и не возвращался. И никого вернуть назад не удалось, преодолеть чары Черного Всадника квэнди не под силу. «Поворачиваем назад!» — повелительно сказал Финвэ. Родители девочки не хотели возвращаться, они намеревались искать дальше, но Финвэ знал, что поиски не имеют смысла. Смысл имело только одно — обратиться за помощью к Оромэ. Он сам предлагал помощь, но квэнди медлили, ведь Черный Всадник на время исчез. На время, не насовсем. А, значит, настала пора этой помощи просить.


Мелькор наконец понял, что ему делать. Это было так просто, и вместе с тем очень сложно. Мысли девчонки о серебристых нитях на черном фоне — полнейшая чушь, но сама она может послужить той нитью, через которую он вплетет в историю квэнди свой узор. Пусть сама девочка и ее придумки ничего не значат, он свяжет ее с теми, кто уже много значит как для настоящей истории народа, так и для будущей. Она ли незаметно изменит историю в нужную Мелькору сторону, или же ее дети — неважно. Скорее всего дети, сама она ни на что не способна. Пусть его Музыка войдет в нее, пустит корни, а там можно будет ее и отпустить... отпустить в нужное время и нужном месте, так чтобы привлечь к ней внимание... Кого? Эльвэ, Финвэ, Ингвэ? Пожалуй все равно, кого из этих троих. Кажется, ее уже ищут... ну пусть поищут еще, пока что рано. Мелькор только начал осуществлять свой замысел, когда вдруг почувствовал, как трясется земля. Ощущение нельзя было ни с чем спутать — Валар пришли в Эндор сражаться с ним, Мелькором. Девочка сразу была забыта, и он поспешил в Утумно.


Перед осадой Утумно Валар выставили стражу вокруг Куивиэнэн — чтобы ни одна лиходейская тварь не напугала квэнди и чтобы они не разбежались кто куда, увидев Валар в гневе. В страже остались те, кто ни сражаться, ни гневаться не умел — Йаванна, Вана, Несса и множество их майяр. Йаванна и обнаружила на холме среди сосен лежащую неподвижно девочку. Она уже знала от Оромэ, что Мелькор захватил многих квэнди и исказил их, но девочка не казалась искаженной — ничего не изменилась ни в ее hroa, ни в ее fea. Вот только вернуть в сознание ее не удалось. Здесь, возле Куивиэнэн не удалось. Может быть, помогут сады Лориэна?


Девочка очнулась. Сначала она приняла увиденное за продолжение сна, каким-то образом сменившего цвета. Те же серебряные ветви и листья, те же белые цветы, вот только небо не пронзительно черное, а нежно-золотое. Она встала на ноги, повернулась на месте, потом медленно обошла поляну, пытаясь понять, то это место или не то. Явь и сон путались и она не могла точно сказать, спит она сейчас или нет, и что она делала до этого. «Где я?» — спросила она у неба. «В садах Лориэна», — послышался ответ. Она не знала, где это, но ей здесь нравилось. Даже больше, чем у озера. Здесь не было звезд, но зато здесь были цветы, и не только те белые маленькие звездочки, но и множество других. И в переплетении цветов, листьев и ветвей она видела все новые и новые узоры и, кажется, начала придумывать, куда их воплотить...


Трое эльфов, выбранных Оромэ, восхищались красотами Валинора каждый по-своему. Ингвэ было не увести от Эзеллохар, где он любовался Древами Света и даже стал складывать песню в их честь, Эльвэ интересовали просторы лугов и леса, а Финвэ уже стал прикидывать, где разместить поселения эльфов и из чего их строить. Он первый стал торопить Оромэ вернуться обратно к Куивиэнэн, чтобы поскорей начать поход на Запад. Чтобы вернуться, следовало сначала оторвать Ингвэ от созерцания Древ, а Эльвэ — от прогулки по лесу. И чтобы занять на это время Финвэ, Оромэ вспомнил о пропавшей девочке, о которой говорила ему Йаванна. Не хочет ли Финвэ навестить ее в садах Лориэна? Не то, чтобы эльфу очень хотелось идти в эти сады, но он сам когда-то возглавлял поиски девочки, и надо было повидаться с ней, чтобы потом найти и успокоить ее родителей. Они сами тогда потерялись, но наверняка найдутся к его возвращению!


Девочка не встречала хозяев здешних земель и ее это не тревожило. Ей было хорошо и в одиночестве. Озеро и звезды остались где-то в прежнем сне и туда не хотелось возвращаться. Она не думала о других квэнди... пока не увидела его. Кажется, она видела его там, у озера... или во сне, их много было, снов. Но этот эльф не был сном — он подошел к ней и протянул руку. И она, впервые смутившись, отвернулась, сорвала несколько белых цветков и протянула ему в ответ.


Он ожидал увидеть маленькую девочку, плачущую от разлуки с родными, которую будет утешать обещаниями беспечальной жизни в Амане. А увидел — невероятную красавицу с серебристыми волосами в ореоле белых цветов. Она сама была как цветок, нежный и хрупкий и вместе с тем живучий, не боящийся ни мороза, ни ветра. Он не мог двинуться с места, он даже забыл про свой народ и про планы эльфийского города на холме, только бы вечно быть рядом с этой девушкой. «Кто ты?» — спросил он чуть слышно. Она не помнила кто, как не была уверена, не спит ли до сих пор, но имя пришло само: «Мириэль...»


«Прости меня, любимый, я не могу больше оставаться в мире живых. Помнишь, мы встретились в Лориэне, и ты мне рассказал, как вы искали меня, а я не могла вспомнить этого сама? Я вспомнила. Даже то, что не видела своими глазами. Враг что-то сделал со мной, я не знаю что, но что-то чуждое осталось во мне и я не хочу, чтобы оно проявилось. Оно сильнее меня, но если я уйду, оно тоже уйдет вместе со мной. А у меня больше нет сил жить и бороться с этим. Мне очень горько, что придется оставить сына, только что появившегося на свет, но я надеюсь, он поймет, когда ты ему расскажешь. Прости и прощай...»

Оставить комментарий

Поля, отмеченные * являются обязательными.





Фамилия автора "Властелина Колец"