Девочка вернется домой

Автор: Ассиди

Бета: Миакори

Фандом: Дж. Мартин «Песнь льда и пламени»

Персонажи: Арья Старк

Рейтинг: G

Категория: Джен

Жанр: Общий

Примечание: Написано на ЗФБ-2018

Написано: 27 января 2018 года

Несколько зарисовок из жизни Арьи в Браавосе

— Мальчик, ты умеешь читать?

— Я девочка, — буркнула Арья и только после этого обернулась.

Стоять перед входом в «Купол» и читать афишу было не очень хорошей идеей. После бегства из «Врат» она поменяла место жительства, перебравшись в квартал победнее, выбросила платье и башмаки, купила мальчишескую одежду и парик с короткими волосами, а скомороший плащ сменила на просто серый. Она сама себя не узнавала в таком виде. Но театральная жизнь не хотела отпускать и пару раз Арья ловила себя на дороге во «Врата» или же стоящей у ворот какого-нибудь другого театра. Заплатить за вход и идти смотреть представление, она пока не решалась. Нет, не боялась, что узнают, не хотелось тратить деньги. Серебра оставалось не так много, на одну-две луны скромной жизни хватит, но дальше надо было что-то решать.

Окликнувший ее мужчина не выглядел опасным. Немолодой, толстый, но стройнее Изембаро, борода коротко подстрижена, на голове странная плоская шапка с козырьком, смотрит внимательно и с интересом... И она определенно его где-то видела. Где? И кто именно? Кошка-Кет в Мусорной Заводи или Мерси в зрительном зале «Врат»?

— Но ты умеешь читать? — переспросил мужчина.

— Умею, — ответила Арья тем же недовольным тоном. — А вы что — не умеете?

Мужчина хлопнул себя по ляжке и засмеялся.

— Некоторые мои друзья говорят, что я не читаю того, что пишу, но это неправда. Я писатель, девочка. И, конечно же, я умею читать. Меня зовут Фарио Форель, не слышала?

— Я видела пьесу «Кровавый десница», — сказала Арья. Так и хотелось добавить: «И даже играла в ней», но этого делать точно не стоило.

— О! — Фарио Форель обрадовался так, словно нашел золотую монету. — Тебе понравилось?

Арья закусила губу. Тут же вспомнила, что добрый человек и женщина-призрак запретили ей это делать. Но они в храме, а не возле театра. А Фарио Форель — действительно Фарио Форель, а не добрый человек. Тот бы не назвал ее мальчиком.

— Не все, — она бросила быстрый взгляд на воду канала, по которому проплывала одинокая гондола. — Десница Эддард Старк не предатель.

— Я тоже так думаю, — усмехнулся писатель. — Если бы он был предателем, его бы не казнили. Он бы выкрутился.

Арья снова прикусила губу. Она начинала сожалеть о своих словах. Начнет выспрашивать, почему она так думает, откуда знает, что случилась в Семи Королевствах, спросит, кто она такая... Не говорить же правду! Не поверит.

Фарио Форель пристально на нее посмотрел, улыбнулся и произнес:

— Ты, я вижу, умная девочка. Мне как раз нужна служанка, которая умеет читать.

Пока он говорил, Арья внимательно наблюдала за его лицом, вспоминая уроки женщины-призрака. Писатель не врал. Он не хотел затащить девочку в постель, он не собирался выдавать ее Безликим, он хотел ровно то, что сказал. А почему бы, собственно, и не согласиться? Не возвращаться же к Бруско. Быть Кошкой-Кет Арье нравилось, но, катая по Мусорной Заводи тачку с рыбой, много не заработаешь. Воровать она не пойдет. А где еще можно заработать столько денег, чтобы хватило на проезд через Узкое Море? Не в борделе же.

Арья улыбнулась лучшей улыбкой Мерси и сказала:

— Я согласна. А сколько вы мне будете платить?


Поначалу Арья ожидала, что ей придется заниматься примерно той же работой, что и в Харенхолле или Черно-Белом доме, но выяснилось, что доме Фарио Фореля достаточно слуг для того, чтобы убирать комнаты, стирать одежду и готовить пищу. С утра, когда писатель работал над новым произведением, она ходила вместе с кухаркой на рынок. Первый раз пошла, чтобы себя хоть чем-то занять, но ей это понравилось, а еще больше понравилось самой кухарке. Арья открыла в себе талант торговаться и сбивать цену, а еще очень быстро соображала, где и когда что надо покупать и как потратить одну серебряную монету на то, что раньше покупали за две.

Иногда, когда в доме были гости, Арья подавала на стол и наливала вино в кубки. Но это было не главное.

Главной ее обязанностью было чтение вслух Фарио Форелю его собственных пьес. Сразу после завтрака он усаживался в кресле у камина, давал Арье стопку исписанных листов и слушал, как она читает. Первый раз она, разумеется, спросила — а зачем читать то, что он сам же и написал?

— Все очень просто, девочка, — ответил Сирио Форель. — Я пишу пьесу для театра и мне надо слышать, как это звучит. Когда я перечитываю сам, я не только звучания слов не слышу, но и ошибок могу не заметить. Мне нужно слушать, как читают другие.

— А ваша жена? — осмелев, поинтересовалась Арья. — Она умеет читать, почему она вам вслух не читает?

Писатель отхлебнул вина и вздохнул.

— Моя жена не любит мои произведения. Она считает, что на моих страницах слишком много крови. А я считаю, что заранее должно быть непонятно, кто останется в живых, а кто нет. Зритель видит героя на сцене и думает — ну все, это главный герой, он доживет до последнего действия. И можно дальше уже не смотреть. А неизвестно, доживет или нет, то смотреть куда интереснее! Ты согласна?

Арья не очень поняла, о чем о, но кивнула.

— И ты ведь не боишься, когда в пьесе кого-то убивают?

«Я видела, как убивают живых людей, и убивала сама», — так и хотелось сказать Арье, но она промолчала и только помотала головой.

Он всегда называл ее «девочка», хотя она придумала себе имя — Дженни — и историю, похожую на историю Кошки-Кет, но с той поправкой, что родом Дженни была не из Королевской, а из Белой Гавани. Но по имени ее называла только жена писателя, а все остальные звали либо «девочка», либо «мальчик», либо просто «поди сюда». А ее историю вообще никто не спросил. Это даже было на руку Арье, она ведь решила вернуть себя, а как вернешь Арью, если ты то Кошка-Кет, то Мерси, то еще кто-нибудь? Можно было сразу представиться Арьей... но она подумала, что если Фарио Форель изучал события в Вестеросе, то и имена детей Эддарда Старка может знать. Сансу точно знает. Еще будет задавать лишние вопросы, а ей это не нужно.

То, что писатель почти ничего не спрашивает о ней самой, Арью почему-то не удивляло. Хотя должно было: он человек любопытный и интересовался всем, что происходит вокруг. Когда он заметил Иглу у нее на поясе, он, как будто невзначай, проговорился, что у живущего по соседству купца есть сынишка, который мечтает стать браво и рад бы потренироваться с ровесником. Разумеется, Арья побежала знакомиться, разумеется, сначала они подрались, а потом подружились.

Когда вечером писатель уходил в гости или в театр Арья и Керро (так звали мальчишку) уходили гулять в город. Ходить вдвоем было куда безопаснее, чем поодиночке, тем более Арья одевалась, как мальчик. Фарио давал ей горсть медяков и наказывал внимательно слушать, о чем говорят в тавернах, особенно в порту.

— Хочу написать роман о королеве драконов, — объяснил он.

Первый раз Арья чуть не спросила его, надо ли каждый раз сообщать непременно три вещи. Но писателя удовлетворяла и одна, и десять. И не обязательно о королеве драконов.

О королеве драконов в портовых тавернах говорили много разного. Но из Залива Работорговцев моряки в Браавос не заходили, а с тех пор как Дейенерис покинула Кварт, прошло уже много времени. Говорили, что она освободила рабов в трех городах и что один город пал, а во втором рабство тут же вернули обратно. Говорили, что Волантис собирает корабли, чтобы идти на нее войной, и что отряды наемников из Волантиса уже отправились в Юнкай. Много чего говорили. Арью если что то и интересовало по-настоящему, то разве что драконы.

Она помнила подземелье с чудовищами в Красном Замке. Тогда она и не задумывалась о том, какие же были эти чудовища, зато теперь-то было понятно, что это те самые драконы. И что у королевы Дейенерис таких трое. Вот бы они сожрали королеву Серсею! Но Серсея в Королевской Гавани, а Дейенирис в Миэрине. Арья даже не представляла, где это, и сколько времени туда плыть. Судя по рассказам моряков — очень далеко. И пока что королева Дейенерис не собирается покидать Миэрин, возвращаться в Королевскую Гавань и убивать королеву Серсею. А жаль.

Больше всего Арью интересовала дальнейшая история посла с курицей на груди и «Врат». Фарио Форель мог что-то знать, но сам он не рассказывал, а спрашивать его было верхом неосторожности. Это Мерси играла в театре, это Мерси увела охранника вестеросского посла и это Мерси исчезла после спектакля, не вернув одежду обратно в костюмерную. И Мерси, наверное, искали. Второй охранник должен был сказать, что его товарищ исчез вместе с девочкой из театра. Наверное, после спектакля и сказал, иначе бы ее задержали сразу. А так она успела убежать, выбросила одежду в канал, а потом, спрятавшись в узкой щели между двумя покосившимися домами, попыталась с помощью ножичка для фруктов снять лицо Мерси. Арья не поняла сразу, получилось у нее или нет, только капля крови скользнула по левой руке, но потом, когда она глянула в спокойную воду канала, то увидела себя, а не Мерси. Куда делось то лицо, она не поняла. Наверное, выронила там, у стены, но, наспех пошарив вокруг себя, так ничего и не нашла. И почему Добрый Человек тогда сказал, что лицо Мерси такое же красивое, как ее собственное? Нет ничего красивого в ее лице, как была Арьей-лошадкой, так и осталась.

Посла с курицей на груди Арья не встречала. Немудрено — он ходит по другим улицам, нежели она и заходит в другие таверны. Зато она вспомнила, что его зовут Харис Свифт и она раньше встречала его в Харренхолле. Толку от него не было никакого, как, впрочем, от большинства рыцарей, исключая лорда Тайвина. Говорят, Тайвина тоже убили. И поделом ему.


Наконец, Арье повезло. В Таверне Пинто, куда ее затащил Керро (сама она опасалась идти, вдруг Пинто опознает в ней Слепую Бет) она увидела пожилого солдата, который стоял у дверей ложи рядом с Раффом-красавчиком. Тот сидел в обнимку с женщиной ненамного его моложе, пил вино и громко жаловался на жизнь. Женщина внимательно слушала, то и дело кивала, и иногда говорила «да, милорд».

Интересно, где он нашел шлюху, знающую общий язык?

— Мы здесь надолго застряли, — жаловался солдат, — милорд никак не может добиться, чтобы клятые банкиры его хотя бы приняли. Этак, у него все деньги выйдут раньше, чем он поговорит с ними.

Женщина хихикнула и прижалась теснее.

Арья пила разбавленное вино, гладила залезшего к ней на колени кота и вяло спорила с Керро, кто из брави достоин стать в будущем Первым Мечом Браавоса.

— Рафф так и не нашелся. Девка, с которой он ушел, вернулась, а он нет. Я хотел ее расспросить, да не успел, она тоже куда-то делась.

Арья даже и виду не подала, что разговор как-то ее касается.

— Наверно, не понравилась ему, да я и говорил, что слишком мелкая она. Может, пошел другую поискать?

— И загулял? — промурлыкала женщина.

— Да куда ему загулять, на ту пару монет, что у него были, слишком-то не разгуляешься. Знать бы, куда эта девчонка его завела и зачем. Были бы у него деньги, я бы сказал, что его ограбить решили, а без денег грабить какая радость?

Он рассеянно обвел взглядом таверну, на секунду задержавшись на Арье с Керро, но ничего подозрительного в них не заметил и вернулся к своему кубку.

— Надоело все, — признался он, отхлебывая из кубка. — Домой хочу, в Ланниспорт, купить себе домик и заняться чем-нибудь мирным. Лавку завести или огород...

Женщина только кивнула и тоже отхлебнула вина. Гвардеец поставил кубок на стол и хлопнул себя по лбу:

— А может, она слышала, что Рафф хочет ихнего карлика поймать? Я-то знаю, что никакой он не Бес, он даже в спектакле не похож. А Рафф уперся — карликом больше, карликом меньше... Ну, тогда он по заслугам получил. Думать головой надо. Хотя солдаты Горы отродясь думать не умели, он других и не держит.

Вот насчет последнего Арья была согласна целиком и полностью.

— А может, это куртизанка подстроила? Рафф на нее заглядывался. Это я понимаю, что такая красотка нам не по карману, а у него мозгов не хватило. Да она и милорду не по карману, слышал я, что корона большие деньги Железному Банку должна, а милорд на дорогую шлюху тратится. Она вчера у нас ужинала, уж не слушал я, о чем они говорили, но не нравится мне все это!

Арья вспомнила Черную Жемчужину, на которую заглядывался весь театр. Вспомнила разговор в порту, когда опытный моряк объяснял юнге, что куртизанку может позволить себе только капитан, да и то, если продаст свой корабль.

Интересно, откуда у лорда Свифта такие деньги?

Гвардеец допил вино, сделал Пинто знак, чтобы налил еще и продолжал:

— Беса точно здесь нет. Королева заявила, что это он лорда Кивана из арбалета убил, точно так же, как и лорда Тайвина. В Браавос он бы точно не успел, если только ни на одном корабле с нами ехал. Но там его не было! — он засмеялся пьяным смехом и принялся тискать женщину. Та нисколько не возражала и сама засмеялась.

Арье смотреть на их возню было совсем неинтересно. Интереснее было то, что он рассказывал про Ланнистеров. Тайвина и Кивана убили, осталась одна Серсея. Тирион где-то прячется с арбалетом — ну и пусть себе прячется. Может, он и Серсею убьет. Убил же он и Джоффри и Тайвина.

Когда гвардеец, пошатываясь, встал из-за стола, Арья пихнула Керро в бок.

— Идем за ним.

— Зачем?

— Посмотрим, где он живет. А вдруг и вправду к его лорду Черная Жемчужина придет? Я бы на нее посмотрела!

Керро не надо было долго уговаривать. Выслеживать кого-то в тумане — самое настоящее приключение, а приключения он любил.

Кот, как и в прошлый раз, увязался за Арьей. Тогда она была Слепой Бет, а сейчас кто? Неужели, снова Арья Старк? Хотя этого имени никто вслух и не произносит. Но она называет себя именно так и этого достаточно.

Лучшие гостиницы располагались в районе Пурпурной Гавани и Лунного Пруда, туда гвардеец и направился. Ребята остановились возле моста, не доходя пару домов до гостиницы. Ближе подходить не стали. Хотя выглядели они не оборванцами, все равно двум мальчишкам в этом месте делать нечего, если только они не выполняют поручения своих хозяев.

«Мы знаем, где он живет, — подумала Арья, — а дальше?» Дальше пора было идти домой, пока не раздался рев Титана.

На канале недалеко от них остановилась барка и Арья увидела Черную Жемчужину, которая изящным движением сошла с барки на ступень чуть выше уровня воды. Поймав взгляд Арьи, она легко кивнула. А, может, показалось.


На следующий день Арья решилась рассказать писателю подслушанный разговор в таверне. Он же именно это с нее и требовал, и ничего подозрительного нет. Она передала разговор так, как будто гвардеец рассказал в подробностях все, что произошло с ними в театре. Но проверять-то никто не будет!

— А что, правда, в театре кого-то убили?

— А ты сама не была разве на том спектакле? — улыбнулся Фарио Форель. — Ты же говорила, что смотрела «Кровавого Десницу».

Арья прикусила губу.

— Была, — нехотя призналась она, — я наверху сидела. — Она снова прикусила губу, обдумывая, что еще сказать. — Этот лорд в самой пышной ложе сидел, с ним еще Черная Жемчужина была. Красивая такая! А охранников я и не заметила.

— Ту девчонку, которая ушла с гвардейцем, так и не нашли, — Фарио Форель откинулся назад в кресле. — Изембаро был сильно недоволен. Говорит, ее рекомендовали надежные люди, а она его подвела. Один раз доверил ей серьезную роль, а она сама исчезла и охрану лорда увела.

Интересно, знал ли Изембаро, кто она? Наверное, знал. И рассказал ли он потом Доброму Человеку? Наверное, рассказал. Изембаро знаком с Добрым Человеком... интересно, а Фарио знаком? Да нет, она же с самого первого разговора поняла, что Фарио никак со жрецами Многоликого не связан и что он пригласил ее к себе не для того, чтобы отвести в Черно-Белый Дом.

В конце концов, сказал же ей Добрый Человек — уходи, если хочешь. Вот она и ушла.

— Можно историю сочинить, — сказала Арья. — О том, что она убила этого солдата за то, что тот кого-то из ее родных убил. Или друзей. Это давно было, но она до сих помнит. А он уже и думать забыл. И тут она его увидела и решила отомстить.

Писатель рассмеялся.

— Думаешь, читатели такому поверят? В жизни так не бывает, — он бросил быстрый взгляд на лежащую на буфете рукопись. — Хотя как раз именно тому, чего в жизни не бывает, в пьесах больше всего и верят.

— Вы об этом напишете?

— Не знаю, — задумчиво произнес Фарио Форель, — может и напишу. Но сначала я хочу написать про королеву драконов. О ней ничего в той таверне не говорили?

Арья покачала головой. Нет, о королеве Дейенерис ничего не говорили и о драконах тоже.

— Жаль. Тогда займемся пьесой о двух влюбленных из враждующих семейств. На чем мы вчера остановились?


По ночам Арье снова снились волки. И деревья. Волки бежали с ней по заснеженному полю, а деревья смотрели на них и поворачивали в их сторону руки-ветви. Может, они хотели что-то сказать, но волчица не останавливалась, за ней бежала стая, они кого-то преследовали... но вот кого, Арья не понимала. Она просыпалась раньше, чем волки настигали свою цель. А образ дерева оставался с ней и после пробуждения — белые ветви-руки, красные листья, вырезанный на стволе рот, глаза, следящие за ней с любопытством. Похоже на сердце-дерево в богороще Винтерфелла и вместе с тем не похоже. Может быть те пни, которые она видела на холме Высокое Сердце, были именно такими деревьями?

За следующие несколько дней она успела пару раз сходить в Мусорную Заводь, чтобы послушать байки о драконьей королеве. Арья немного опасалась Мусорной Заводи, ведь там хорошо знали Кошку-Кет. Но пока что Кет никто в ней не опознал, даже Талея, которая однажды встретилась им недалеко от Лунного пруда. Арья с Керро вежливо поздоровались и купили у нее по паре устриц, девочка только кивнула в ответ и покатила тачку дальше.

Арья с Керро потолкались возле кораблей, в портовых тавернах, удрали от здоровенного ибеннийца, который хотел то ли их побить, то ли затащить на свой корабль, тайком вытащили у одного выходца с Летних островов пару перьев из плаща, и в завершении всего долго выслушивали душевные страдания Пьяной Дочки, которая, к счастью, находилась от них по другую сторону фонтана. Обойти фонтан она не могла — соображения уже не хватило, так что она стояла, вцепившись двумя руками в бортик, и убежденно втолковывала ребятам, какие все мужики сволочи и как хорошо будет их всех убить. И тех двух мальчишек, что ее сейчас слушают, тоже.

Интересные новости среди услышанного тоже были. Дейенерис неизвестно куда улетела из Миэрина на драконе, а может быть, дракон улетел один, а ее сожрал по дороге. В Волантисе собирают флот, чтобы взять Миэрин и расправиться с королевой драконов. Большой отряд наемников отплыл на запад, и никто не знает, что они там потеряли и кто их нанял. На западе бесчинствуют разбойники с Железных Островов и в Вольных Городах опасаются, как бы и к ним не наведались.

«Мой отец когда-то победил Железных людей, — со злостью подумала Арья, — а теперь некому их усмирить». Теона Грейджоя она помнила, но не знала, куда он девался потом. Может, и правда именно он убил ее братьев? Но спросить было некого, вестеросские моряки, если что-то и знали, то не рассказывали. Может и рассказали бы, если бы Арья знала, что спрашивать. А она не знала.

— Сегодня вечером у нас будет гость, — предупредил ее Фарио Форель, когда они с кухаркой вернулись с рынка. — Никуда не уходи.

Какая досада! Она как раз собиралась проследить за Харисом Свифтом или хотя бы его гвардейцем. Но привычка сохранять спокойствие не подвела. Этим заняться можно и завтра. Все равно Харис Свифт не собирается покидать Браавос, пока не получит деньги, а Арья сильно сомневалась, что он их вообще получит. Где-то ближе к Пурпурной Гавани слышала она обрывок разговора: «Лучше Желеный Банк поможет королеве драконов, чем королеве Вестероса, Дейенерис, по крайней мере, рабов освобождает». Кто это говорил, она не разглядела — густой туман скрывал лица.

Гостем оказался высокий тощий банкир по имени Тихо Несторис. Арья, как полагается, стояла у стены, готовая в любой момент налить вина или принести еды с кухни. Она лишь мельком оглядела гостя, а вот он задержал на ней взгляд дольше, чем требовали приличия. Как будто что-то особенно в ней заметил. А что в ней такого особенного — обычная девчонка, похожая на мальчишку, в серой тунике и коричневых штанах, вот парик Фарио велел зачем-то снять. Волосы у нее немного отросли, но недостаточно не то что для девочки, но и для мальчика. Ну хоть в разные стороны не торчали, как по пути из Королевской Гавани.

Говорили они на браавосийском, достаточно громко и достаточно медленно, чтобы Арья понимала почти все. Сначала говорили о чьих-то родственниках, о кораблях и знакомых капитанах — кто вышел в море, кто вернулся, потом перешли к погоде и этот разговор был уже интереснее, потому что, как выяснилось, банкир только что вернулся из Вестероса.

— Столько снега я никогда раньше не видел! Лошади порою шли в снегу по грудь, я сам не провалился с головой только из-за роста. У стен Винтерфелла мы подобрали двоих, сбежавших из замка — они спрыгнули со стены в снег и не разбились. А стена там высокая — восемьдесят футов, как мне сказали.

Арье было очень трудно сделать вид, что сказанное ее не касается. Помнила она эту стену. Прыгать с нее было бы полным безумием, даже на снег. Они с Браном как-то прыгали в снег, но футов с четырех, не больше. Но то был летний снег, а сейчас пришла зима. Арья не застала настоящей зимы и настоящего снега. В Речных Землях тоже выпал снег, но его не столько, сколько в Винтерфелле.

— Моя охрана из Ночного Дозора к снегам привычная, а вот люди Станниса нет. Они застряли в трех днях пути от Винтерфелла, я их там и оставил, а сам вместе с его рыцарем, охраной и девочкой, направился поскорее к Стене.

— Железный Банк решил дать кредит Станнису?

— Да, потому что корона не выплачивает свои долги вот уже несколько лет. Когда правители не платят долга Железному Банку, их место занимают другие правители.

Арья была совершенно согласна с тем, что Серсею пора поменять на кого-нибудь другого. Только она склонялась к драконьей королеве. Серсея заслуживала того, чтобы ее сожрали драконы. Станнис же просто отрубит ей голову, а это неинтересно.

Фарио Форель улыбнулся.

— Королева Серсея прислала своего посла за еще одним кредитом.

— Не вернув старые долги? На что она надеется?

— Не знаю, на что она надеется, но пока что у него пропал без вести охранник. Во время представления моей пьесы во «Вратах» он ушел с актрисой из театра и не вернулся. Девчонка сыграла свою роль и тоже пропала. Их искали несколько дней, но сейчас уже перестали.

Писатель сделал Арье знак, чтобы она подлила вина ему и банкиру. Рука девочки даже не дрогнула. Это Мерси увела Раффа-красавчика из театра, Мерси больше нет, зачем ее искать?

— Предполагаю, что ему так ни разу и не сказали прямо ни да, ни нет. Он хотя бы не обвиняет Безликих в убийстве охранника? — Тихо Несторис осушил кубок и сделал знак Арье.

— Я так полагаю, что если бы банк обратился к Безликим, он бы убили не охранника. И стали бы уводить из театра на глазах у других зрителей. Он бы случайно свалился в канал, например.

Арья представила себе, как Рафф-красавчик случайно свалился в канал после того, как они позабавились с Мерси. А что — вполне реальная картина, ступеньки крутые, Мерси его вымотала, он спустился по лестнице, споткнулся и сразу в канал.

— У него еще есть время случайно падать в канал, — сказал Тихо Несторис, отставил кубок и отрезал кусок запеченной рыбы. — Кредита он не получит, заскучает, а там и случайно напороться на брави недолго...

— В обществе Черной Жемчужины не заскучает, — ответил Фарио.

Они переглянулись, словно передавая этим взглядом то, что не уместилось в словах. Может и правда, Черная Жемчужина работает на Железный Банк? Или на Черно-Белый дом? Может, она не случайно дала Кошке-Кет серебряную монету за пару устриц, да еще и без горячего соуса?

Нет, это уже слишком. Ну не могут же все браавосийцы работать на Черно-Белый дом! Но Арье от таких мыслей захотелось скорее бежать отсюда прямиком в Винтерфелл. Или хотя бы в Белую Гавань, вдруг найдется в Мусорной Заводи корабль, который туда идет?

Некоторое время все сидящие за столом молчали, уделяя внимание рыбе и крабам. Потом Фарио снова заговорил:

— Расскажи о своих приключениях. Ты видел Стену и северный замок? Как ты добирался до него по снегу?

— С трудом, — ответил банкир. — Сначала я искал Станниса у Стены, но он уже отправился отбирать Темнолесье у Железных Людей. Мы добрались до Темнолесья, но Станнис уже ушел и оттуда. Я выкупил у леди Гловер ее пленников из Железных Людей и мы отправились в Винтерфелл. Но Станнис до него не дошел, там стоял Морс Амбер с войском мальчишек и они вручили нам бежавших из Винтерфелла Теона Грейджоя и Арью Старк. Грейджой все время по дороге повторял «Мы улетели!» Чем тебе не тема для романа?

Если бы у Арьи был в руках кувшин, она бы его выронила. Если Теон захватил Винтерфелл, зачем он прыгал со стены? И какая еще такая Арья Старк?

Что-то такое говорил Полливер в таверне на перекрестке дорог, куда они заглянули с Псом. Дескать, младшую сестру Сансы отдадут болтонскому бастарду. Что же получается, пока она брала чужие имена, кто-то присвоил ее собственное?

— Для романа ты мне еще недостаточно рассказал, — писатель снова сделал Арье знак долить вина. — Арья Старк — это дочь того самого десницы, которому отрубили голову за измену? И ее выдали замуж насильно.

— Да, и я привез ее в Черный Замок, чтобы отдать ее сводному брату, Лорду-Командующему Ночного Дозора. Но, когда приехал, узнал, что его только что убили свои же дозорные.

Вот тут Арья не могла сохранить спокойствие, как ни старалась.

— Нет, — вырвалось у нее, — не может быть!

— Сир Джастин то же самое сказал, — продолжил Тихо Несторис, как ни в чем не бывало. Будто бы реакция Арьи была в порядке вещей. — Жрица Рглора, что состоит при Станнисе и осталась в Черном Замке тоже не верит.

— Она воскресит его? — выпалила Арья. — Жрецы Рглора могут воскрешать мертвых, я сама видела!

— Похоже, твоя служанка знает больше историй, чем записано в твоих книгах, — Тихо Несторис улыбнулся ей.

А она все никак не могла осознать услышанное. Как Джона могли убить дозорные? Что случилось там, у Стены? Почему ее рядом не было, она бы заслонила его! Пока она пыталась стать никем, кто-то взял ее имя и изображает Арью Старк, причём ей все верят! Эх, жаль, что Доброго Человека там нет, он бы сразу распознал ложь!

Арья обессилено прислонилась к буфету, не в силах ни подливать вино, ни слушать дальнейший разговор. Очнулась она только когда писатель осторожно потряс ее за плечо.

— Девочка, ты слышишь меня?

Она посмотрела на него, но не сразу увидела. Почему-то перед глазами стояло дерево из сна.

— Ты ведь говорила, что хочешь вернуться в Вестерос?

Она кивнула.

— Тихо Несторис представит тебя Джастину Масси, он пойдет в Восточный дозор, когда возьмет золото и наберет наемников.

Надо было что-то сказать, то ли поблагодарить, то ли спросить, сколько денег с нее за это возьмут, либо же не возьмут вовсе, но вместо этого она спросила:

— А кто такая Арья Старк?

Тихо Несторис и Фарио Форель переглянулись. Затем Тихо Несторис сказал:

— Джон Сноу говорил, что сестра похожа на него, я же этого не заметил. Может быть, это и не она. Может быть, настоящая Арья Старк давно мертва, Джон рассказывал, что она считалась мертвой...

— А может быть она пробралась на корабль в порту Королевской Гавани и где-нибудь в Вольных городах торгует рыбой, — посмеиваясь, сказал Фарио Форель.

— Устрицами и моллюсками, — поправила Арья и осеклась.

Откуда они знают?.. Арья с подозрением посмотрела на писателя, ожидая, что он сейчас проведет рукой по лицу, как делал когда-то Якен, и оно изменится. Но писатель только тихо и очень по-доброму рассмеялся.

— Нет, я не умею менять лица и приносить Многоликому Богу в жертву имена. Но у тех, кто это умеет, тоже бывают друзья. Один добрый человек много рассказывал мне о девочке, которая так и не смогла стать никем.

Оставить комментарий

Поля, отмеченные * являются обязательными.





Создатель Сильмариллов